Катерина Трутько 0 860

«Происходящее на Украине вызывает слёзы». Звезда «Х-фактора» о жизни и шоу

Участник украинского вокального талант-шоу рассказал «АиФ-Крым», как выступал перед президентами, почему не хочет делать карьеру в Украине и что думает о современной эстраде.

Яков Головко
Яков Головко © / Из личного архива

Голос Якова Головко большинство крымчан услышало несколько лет назад в украинском телешоу «Х-фактор». Популярность пришла быстро. Однако после референдума, когда выступления на Украине резко сократились, в Крыму про него забыли на долгих два года. И только после самостоятельно организованного концерта в Симферополе его пригласили работать в Крымской государственной филармонии. 

Досье
Родился в 1963 году в Кургане. Вырос в музыкальной семье: мама – преподаватель вокала, папа – скрипач, брат закончил Московскую консерваторию им. Чайковского. Хотел стать врачом, но родители настояли на музыкальном образовании. Закончил факультет хорового дирижирования в музыкальном училище в Умани. Поет лучшие песни из голливудских мюзиклов и кинофильмов 1920-1970 годов, джазовые стандарты, хиты Фрэнка Синатры, Луи Армстронга, Нэта-Кинг-Кола и др. Помимо джаза, исполняет песни Булата Окуджавы, Дольского, Высоцкого, Розенбаума.

Президенты оценили

Катерина Трутько, «АиФ-Крым»: Вы ведь родом не из Крыма, как попали на полуостров?

Яков Головко: Я из Кургана, потом родители перевезли меня в Умань, а в возрасте 29 лет, когда понял, что больше не могу петь по ресторанам, особенно тот репертуар, который был популярен в 80-90-е годы, рванул в Крым. Первый месяц был для меня очень тяжелым: я работал в трех ресторанах сразу, иногда времени на еду не хватало. Но удача была на моей стороне, и вскоре меня взяли в штат театра-варьете, который базировался в «Интуристе». Я стремился туда попасть, так как то, что я пою, не имеет национальности и времени. Немцы и россияне одинаково любят джаз. А впервые на полуострове я побывал подростком, но уже тогда понял, что для счастья жить нужно здесь.

– Были ли у вас особенные слушатели?

— Я с 1995 года обслуживал саммиты, которые проходили в Крыму. Помню, выступал перед Кучмой и Шеварнадзе, пел для каждого на его родном языке, а Леонид Данилович потом долго удивлялся: мол, как это вы научили грузина петь на украинском языке, жаль, что акцент небольшой остался. Украинское телешоу не стало моим стартом, но дало мне хороший багаж знаний: нас учили правильно двигаться, разным вокальным приемам, которые необходимы для работы на телевидении, с нами работали гримеры, стилисты, музыканты, режиссёры и даже хореографы, которые мягко воспитывают в тебе нужные навыки.

Многие говорят, что такие конкурсы ненастоящие, что роли победителей уже расписаны, но это правдиво только отчасти. Уже на прямых эфирах ты видишь, как можно «завалить» человека: песня, которая не дает возможности раскрыть голос, чуть-чуть приподнятый звук минусовки— и зритель не слышит голоса, а только музыку. Но я не обижен, я честно боролся, встретился с множеством интересных людей и нашел любимого человека.

— То есть, ваша жена – ваша фанатка?

— Нет, Марина, безусловно, ценит мое творчество и считает меня талантливым человеком, но к музыке относится спокойно, в отличие от тещи, которая может часами слушать мое пение и никогда от него не устает. На самом деле, после анонса видеокастинга, ещё даже не шоу, ко мне в соцсети ринулись сотни людей, писали о том, что хотят познакомиться, встретиться. И я каждому отвечал, представляете, каждому! После эфира уже начали узнавать на улицах. Марина была одной из первых, кто написал тогда. Мы обменялись телефонами, а когда я её услышал, то понял, что пропал. Мы проговорили часа три, я никак не мог наслушаться. А когда, наконец, увиделись, она оказалась именно такой, как я представлял. Я с первых минут, знал, что она станет моей женой. Немного сложно было с моими дочерями, их мать скончалась за два года до этого после тяжелой и продолжительной болезни. Младшая сразу нашла общий язык, а старшая ревновала, но они поняли, что разлетятся по свету, а точнее уже разлетелись, и я не должен оставаться один.

Стал «невыездным»

— Что изменилось для вас после референдума?

— Представьте, я был раскручен, меня знала вся Украина, даже кое-где и в РФ узнавали, и тут после референдума я остался в изоляции. Помню, позвонил в Министерство культуры Крыма напомнить о себе, наткнулся на одного из замов министра, который заявил, что он меня не знает, таких шоу не смотрит и что их такая музыка не интересует. Это потом, через два года, когда министр культуры пригласила меня работать в филармонию, оказалось, что она даже за меня голосовала во время телешоу, ей нравится моя музыка. Я пел в Архангельске, Кемерово, Владивостоке, в Москве, а вот в Крыму у меня был вакуум, как будто под санкции попал.

— А не было ли мыслей переехать в Украину, там ведь карьера была налажена?

— Там меня, может, знают и ценят, но то, что творится в Украине, вызывает у меня тревогу и слезы. Я недавно был в Киеве, ездил к дочери, она там заканчивает университет культуры. Встретился со знакомыми и не очень людьми — у них средний возраст лет по 30-40, и все они говорят, что сейчас замаливают грехи после поддержки Майдана. Люди думали, что уберут Януковича, наладится жизнь, закончатся поборы, а их обманули.

Мне кивают, мол, вы, крымчане, оказались умнее и не повелись на эти сказки. Меня, в лице крымчан, пытались обвинить в предательстве, спрашивали, почему я не отстаивал — вот только кого, я так и не понял. Крым многонационален, тут спичку брось – всё полыхнёт и тогда, как бы не было страшно признавать, события на Донбассе покажутся детскими играми.

— А есть ли у вас своя особая песня?

— Таких песен много. Меня часто спрашивают, а ты не пробовал написать что-то своё, чтобы не петь чужое? Но я считаю, что человек должен быть специалистом только в одном. В мире столько красивой музыки, столько малоизвестных песен, что жизни не хватит, чтобы их спеть. Зачем мне пытаться писать, если я хорошо пою?

— Нынешняя эстрада что-то может дать человеку?

— Во времена Баха, Чайковского, Паганини тоже с недоверием воспринимали новое в музыке, однако только время дает ответ искусство это или однодневка. Я считаю, что вкус к хорошей музыке — и это не обязательно классика или тот же джаз, зависит от семьи и СМИ. Ведь если телевидение и радио будут воспевать человека, который в ноты не попадает, то обыватель не заметит этого изъяна. Критики говорят: он так чувствует, но никто из них при этом не хочет попасть на прием к стоматологу или парикмахеру, который делают свою работу не по канонам, не по стандартам, а так как «чувствует». Кстати, любовь к классике приходит с возрастом, с возможностью понять и осознать глубину музыки.

— Вы будете работать в Крыму?

— С марта этого года я работаю в филармонии, где мне больше всего интересно работать с симфоническим оркестром. Это совсем другие ощущения, другое звучание. Планирую записать собственные аранжировки, чтобы можно было гастролировать не только в России. Все это у меня должно было случиться много лет назад, когда я выступал для президента концерна «Mercedes»: он пригласил меня после того, как услышал на одном из саммитов. Тогда мне предлагали остаться в Германии, во время гастролей с их оркестром записать пару дисков с ротацией в СМИ, а потом можно было или остаться или вернуться в Крым. Но, когда руководство полуострова узнало, что я планирую уезжать, сделали невыездным. Теперь вот нагоняю упущенные возможности. 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Нарушают ли велосипедисты ПДД, если едут по тротуарам и пешеходным зонам?
  2. По какой цене будут продавать местные новогодние ёлки на ёлочных базарах?
  3. Подорожает ли проезд в крымских троллейбусах в 2018 году?
  4. На какую сумму в день кормят в крымских больницах?