Наталья Дремова 0 3289

«Или мы сломаемся — или они». Зачем США стремятся давить на Россию?

Политолог рассказал «АиФ-Крым» о том, почему США стали двигателем антирусской истерии, чего они добиваются и о процессах, которые сейчас происходят внутри этой страны.

Пожалуй, любой человек, интересующийся внешней политикой, с ходу скажет,  кто сегодня главный «доброжелатель» России. Кто дённо и нощно желает ей всего самого лучшего — пусть даже неблагодарные русские упорно не хотят замечать собственной пользы. 

Почему США стали двигателем антирусской истерии, чего добиваются? Какие процессы происходят внутри этой страны, верно ли мы оцениваем их, «АиФ-Крым» узнали у российского политолога, профессора МГИМО Андраника Миграняна.

«Крым — только повод»

Наталья Дремова, «АиФ-Крым»: Крым для вас с чем связан?

Андраник Мигранян: Ну, стоит вспомнить, что мои предки с V века жили здесь, это целый пласт истории. На полуострове остались памятники разного времени, связанные с армянами… А когда мне было двенадцать, я побывал в Артеке. Впечатления от Крыма остались очень сильные, светлые, на всю жизнь.

Досье
Андраник Мигранян родился в 1949 году в Ереване (Армения). Окончил Московский Государственный институт международных отношений. С 1988 года — ведущий научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований Российской академии наук (РАУ). Читал лекции по экономики и политологии в Университете Сан-Диего (США). В 2008-2015 гг. — глава нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества. Профессор кафедры политологии МГИМО МИД РФ. Кандидат исторических наук. Член правления Союза армян России.

— Крымчане любят говорить, что «Крымская весна» нарушила планы США на полуостров — вроде бы здесь уже определили места под военные базы НАТО. Потому, мол, и такой острой была реакция на возвращение Крыма в Россию. По-вашему, есть в этом зерно правды?

— Крымчанам, может быть, лестно было бы считать свой полуостров центром событий, но на самом деле роль Крыма очень скромная. Нет, я не говорю, что этот фактор незначительный, но это просто был подходящий повод для обострения отношений, который использовали США. Да, они неверно просчитали ситуацию с Крымом, их планы в чём-то изменились, но зато появилось за что «наказывать» нашу страну. Не было бы Крыма, нашёлся бы иной повод. Сам полуостров, вся Украина, российско-европейские отношения, Ближний Восток — всё это, на самом деле, второстепенно.

— То есть, США заинтересованы в конфликте?

— Помню, десять лет назад, после конфликта России и Грузии по поводу Южной Осетии мне говорили, что отношения нашей страны и США дошли до своей нижней точки. Но каждый год после этого политики констатировали: вот сейчас они дошли «до дна». Мне очень нравятся слова молодого Маркса, который в одной из своих работ писал, что грани маразма безграничны. То есть, нет нижней точки, всегда, к сожалению, есть, куда падать.

— А какой в этом смысл?

— Я много об этом думал, ведь должна же быть некая сверхидея в действиях американской администрации. США оказывают сильное давление на нас, а в каких-то случаях — в общем-то, ясных и понятных, занимают противоположную позицию. Хотя если бы речь шла о событиях в любой другой части мира, они с Россией выступали бы на одной стороне. Видимо, в том миропорядке, который хотят видеть США, России вовсе не уготована роль партнёра, сотрудника. Нужна совсем другая Россия, как после распада СССР. То время для страны было ужасным. Помню, как по всей Тверской, чуть ли не до Красной площади стояли люди — и все что-то продавали. Они пытались выжить. Унижение было бесконечным, ожидание внешней помощи — ежеминутное. Вашингтон хотел иметь дело с такой Россией, с таким её руководством, которое тотально зависело от него. Но сейчас наша страна другая — она имеет сильную армию, отстаивает свои интересы, и не собирается действовать так, как хочется США.

Между орлом и драконом

— Так в чём суть «большой игры» США?

— Идёт рост Китая, во многом он уже «впереди планеты всей»: по дорогам, транспорту, росту экономики. В год там патентуется до миллиона изобретений, университет Циньхуа  в прошлом году официально опередил знаменитый Массачусетский технологический институт. Китайские суперкомпьютеры — а их уже создают на собственных процессорах, в пять раз быстрее, чем самые современные американские. Да, Китай, возможно, сейчас не имеет своего плана мироустройства, но ему есть, что предложить, кроме технологий. Хотя бы принципы оценки человека по талантам и способностям, а не за деньги. 

А какой проект американцы предложили миру? Ограбить всех? Великий политик и реформатор Дэн Сяопинь говорил своим коллегам, что когда американцы говорят вам о правах человека и демократии, значит, они хотят что-то стибрить у вас. Модель либеральной демократии — выше темпы развития, больше благополучия и свободы, оказалась несостоятельной. Знаете, какая сейчас проблема № 1 для Запада? Неравенство. Три самых богатых человека в США — Гейтс, Безос и Баффет имели доход в прошлом году больше, чем 160 миллионов американцев, половина жителей страны. Вот это — результат либеральной демократии.

— А причём здесь наша страна?

— Китай, рано или поздно, бросит вызов США в борьбе за мировое лидерство, намечается фронтальное столкновение между этими странами. Россия с американцами за лидерство не борется. Но наша страна с её огромной территорией и ресурсами, ракетно-ядерным потенциалом занимает особое положение в этом противостоянии. Важно, на чью сторону она встанет, это даст огромное преимущество. И с этой точки зрения, как мне кажется, получают объяснение все акции Вашингтона. Давление на Россию будет идти до тех пор, пока её не сломают, не выведут из игры перед решающей схваткой с Китаем. И в обозримой перспективе это давление будет продолжаться. Цель — обескровливание российской экономики, финансово-экономическое удушение, вовлечение в гонку вооружений. Всё это для того, чтобы создать раскол элит, чтобы они были против лидера, вызвать недовольство населения путём ухудшения экономического и социального положения. Я считаю, что с нынешней Россией эта линия бесперспективна, но в США этого ещё не поняли.

— А какое место Китай отводит в своих планах России?

— Была такая стратегическая линия у США в 70-е годы: они должны иметь отношения по отдельности с Китаем и с СССР лучшие, чем у этих стран друг с другом. И тогда действительно было противостояние Москвы и Пекина, даже с военными действиями на острове Даманский. Теперь от этой стратегии и следа не осталось, зато у России с Китаем отличное партнёрство. Конечно, в политике никакие отношения не бывают безоблачными, но на данном этапе наши интересы и цели совпадают.

Вся такая противоречивая…

— Кажется, что США, бросив все силы на защиту внешних интересов, демонстрируют, что внутри страны всё благополучно. Это так?

— Нет, там сейчас не безоблачно. Да взять хотя бы то, что в стране заметно меняется демографический состав, и скоро представители европейской расы останутся в меньшинстве. И это будет совсем другая страна с другими людьми иной культуры. Вы знаете, цветные ведь ничего не забыли: о рабстве, унижении, табличках «только для белых». И есть мечты об историческом реванше. К сожалению. В США есть внутренний раскол, разделение в обществе, неинтегрированность — этническая, культурная, религиозная. Только кучка идиотов, которые ещё остались в России, искренно считают США тем самым «плавильным котлом», где все становились равными. 

— Почему нынешний президент США снискал репутацию непредсказуемого политика?

— Дональд Трамп шёл к власти с определёнными идеями, сформированными его «правой рукой» и «мозгом» Стивеном Бэннаном: НАТО — устаревшая и никому не нужная организация, европейцы — нахлебники и паразиты, Тихоокеанское торговое партнёрство — украденные места для американского рабочего класса. И вот с этими лозунгами он стал президентом. Понимаете, одно дело выдвинуть новую линию, в том числе и в международных отношениях, и совсем другое — соблюдать её. Трамп пришёл на голосах белых рабочих. Идеи, которые они поддержали, чужды политической элите, они просто связали руки нынешнему президенту. И показать, что он оправдал доверие своих избирателей, Трамп не может. Реальных планов, что и как можно сделать, нет, окружение, которое могло бы помочь, разогнано, в довершение он ещё ухитрился поссориться с ведущими СМИ США.

— И отношения с Россией Трамп не в состоянии изменить?

— Ему важнее сейчас свою спину прикрыть, отмежеваться от всяких попыток сблизиться. Я как-то выступал в Вашингтоне, у меня спросили: почему Путин не встречается с Трампом? Я ответил: «Так вы даже пяти минут их нахождения вместе стараетесь не допустить, потому, что тогда два варианта событий своему президенту предъявите: или Путин Трампа завербовал, или тот сдавал ему отчёт о проделанной работе».

— Что нам делать сейчас?

— Я считаю, сохранять и возрождать научный и образовательный потенциал страны. А дальше всё зависит от того, насколько стойкими мы окажемся. Или мы сломаемся — или те, кто усиливают давление. 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Приходят ли в ВУЗы запросы по поводу трудоустройства молодых специалистов?
  2. Правда ли, что в Крыму всё больше людей с наркозависимостью?
  3. Проводят ли в Крымской астрофизической обсерватории экскурсии для детей?
  4. Какие продукты могли бы претендовать на звание «визитной карточки» Крыма?