0 128

Где наш «длинный рубль»: о деньгах в казне Крыма, дефиците и местах прорыва

Полтора года назад крымчане начинали возрождать свой бизнес «с нуля», они оказались в новых условиях — правовых и экономических. Что происходит сейчас с бизнесом, «АиФ-Крым» рассказал президент Торгово-промышленной палаты Крыма Александр БАСОВ.

Надежда Гончарова / АиФ

Пациент, скорее, жив

— Диагноз крымскому бизнесу поставлен, как его самочувствие?

— Сказал бы, что он чувствует себя неважно: получил сильнейший удар от украинских банков, ведь более 20 миллиардов гривен осталось в Украине, местные бизнесмены лишились своих оборотных средств. Предприятия стали «стерильными», им пришлось начинать «с нуля».

— Но ведь потихоньку заработали? 

— Но в это время приходили и приходят ребята с материка. Они начинают платить большую зарплату, персонал, естественно, уходит. У меня, например, ушли три бухгалтера, проработавшие по десять лет. Кроме того, местный бизнес лишился традиционных рынков сбыта, раньше примерно 40% продукции уходило на территорию России и СНГ, другая часть реализовывалась в Украине. Никто же не предложил новых рынков сбыта. Никто не готов потесниться, все «толкаются локтями». Как, скажем, в строительном секторе: большинство строительных подрядов прибывают к нам с материка. Нужно было подумать о мерах защиты крымского рынка, чтобы республика не была дотационной, сделать период адаптации дольше.

— Тогда что же работает?

— Мелкая торговля. Примерно, половина населения неплохо обеспечена: это чиновники, представители силовых структур и пенсионеры, которые стали получать неплохие зарплаты и пенсии с 2014 года.

В реальном секторе экономики работает около 350 тысяч человек, в промышленности —около 60 тысяч человек. Очень показательны поступления в бюджет региона. Главная составляющая — налог с дохода физических лиц. Это говорит о том, что десятки, сотни тысяч людей, работающих в госсфере, делают отчисления со своих зарплат. Если бы у нас работал реальный сектор экономики, то значительная часть доходов казны была бы от налога на добавленную стоимость, на прибыль, от акцизов. Самое главное — чтобы житель Крыма имел возможность создать рабочее место или работать на себя. Для того, чтобы не получать унизительную подачку в виде пособия по безработице.

— А что же делать?

— Крыму не нужны производства, которые нагружают экологию. Нас в первую очередь должны интересовать технологии: ресурсосберегающие и экологически безопасные.

Было бы правильно развивать санаторно-курортный комплекс. Хоть санатории уже многие обветшали, в Крыму все также светит солнце, все также моря омывают берега. Мы должны понимать, что медицинский туризм может стать прорывным направлением, это может стать тем локомотивом, который потянет другие сферы. 

Нужен крестьянин!

Фото: www.fotki.yandex.ru

— Вписывается ли в планы развития сельское хозяйство?

— Я считают, что в рамках свободной экономической зоны перспективу имеют именно сельскохозяйственные предприятия, от выращивания до переработки. У нас в сельской местности живет около 40% населения Крыма, И стоит задача занять его продуктивным трудом с достойной оплатой. Есть отток людей из села, потому что тех не хотят официально трудоустраивать и приемлемо оплачивать их труд.

К тому же, Крым находится под двойными санкциями, нашим предприятиям ещё сложнее выживать, по большинству товарных позиций Крым дефицитен. Мы себя не обеспечиваем ни яблоками, ни виноградом, ни картофелем, ни мясом и молоком. Нет сырьевой и кормовой баз, покрывающих полностью наши нужды. В условиях санкций и сверхдорогой логистики, успех агарных предприятий будет в том, что они свою продукцию смогут реализовывать на месте. Но такими темпами восстановление садоводства и виноградарства мы ничего не восстановим, потому что процессы деградации идут быстрее, чем появление новых садов.

— Возможно, нужно вос­создать традиционные виды сельского хозяйства, когда еще не было вдоволь воды?

— У нас сотни тысяч гектар не возделываются. Почему нельзя сделать простой и понятный механизм для возделывания и аренды земли, как например, в Приморском крае. Может, в Крыму нужно воссоздать систему, когда землёй владели целые поколения, передавая её от отца к сыну? Тогда это было бы существенным семейным капиталом, который передавался бы по наследству и закреплял человека на земле. Мы создали бы крестьянина, который болеет за свое дело, потому что это его земля, вне зависимости от того, что он на ней выращивает. 

— Что такое свободная экономическая зона и есть ли от нее толк?

— Ключевой момент СЭЗ заключается в том, чтобы инвесторы создавали новые рабочие места и здесь же, в Крыму, платили налоги. Зона является инструментом повышения благосостояния всего населения Крыма. Чтобы Крым превратился из дотационного в самодостаточный регион, а он сейчас дотационный на 70%. Эти же деньги кто-то заработал для нас, а мы должны понимать, что так не может продолжать бесконечно.

Мы должны научиться сами себя обеспечивать. Сама зона создана на 25 лет, через десять лет будет отменен ряд налоговых льгот. Те, кто размышляет о том, вкладывать ли в Крым, могут упустить свой шанс на развитие. Основная часть самых существенных льгот в СЭЗ будет в первые десять лет. Некоторые, например, начали «перебегать» из Калининградской области, где заканчивает свое действие СЭЗ, на полуостров. Ещё нам нужно решить вопрос выделения земель, простаивающих площадей старых заводов и предприятий, находящихся в госсобственности. 

— А почему тогда предприниматели с материка не рванули в Крым, когда такие льготы сулят?

— Из-за санкций, сложной логистики и бюрократии. Многие бросают свои начинания, пройдя множество раз по кругу чиновничьего непонимания. У кого-то просто опускаются руки. И потом, на территории Крыма отсутствуют крупные банки. Это ведет к удорожанию кредитных ресурсов. Конкретный пример: аграрий из Рязанской области хотел взять землю для того, чтобы выращивать в Белогорском районе яблоки и груши. Но не смог найти финансирования. Мы хотели возродить рощи фундука, это перспективное направление — в Российской Федерации потребность в этом орехе исчисляется миллиардами рублей. Но не смогли сделать этого из-за чиновников.

Кроме этого, не работают международные платежные системы. В определенной степени имеет значение то, что прошло мало времени для перехода в правовое поле России. Чиновники иногда просто не принимают решения, потому что они боятся ответственности за ошибки.

— Бизнес — это сугубо мужская вотчина, в ней есть место успешным женщинам?

— Женщина в бизнесе — прекрасные партнеры. Они нередко превосходят мужчин в деловых качествах. Я знаю массу успешных бизнес-леди. И самое главное, что у женщин-руководителей другой микроклимат в коллективе, его можно назвать уютным. Если мужское начало стремится к изменениям порядков, женщина стабилизирует ситуацию, будь то бизнес или политика. Я за то, чтобы представительниц прекрасного пола было больше во всех сферах, которые пока считаются сугубо мужскими.

Досье
Александр БАСОВ родился в Сумах, в детстве c родителями переехал в Крым. Получил образование педагога в ТНУ. Второе высшее — по специальности экономика. Занимался бизнесом, компьютерной техникой. С 2012 года возглавляет Торгово-промышленную палату Крыма. От усталости и стрессов избавляется в бассейне.

 

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. В каком состоянии находится ливневая канализация в Ялте?
  2. Откуда сейчас Крым берет воду и на что ее расходует больше всего?
  3. Входит ли учеба в ВУЗе в трудовой стаж?
  4. Зачем крупный банк в Крыму начинает сбор биометрических данных клиентов?