Наталья Дремова 0 4179

Одержимые наживой. Кто разграбил захоронения симферопольского рва?

Мародеры снова принялись за симферопольский ров - там обнаружили новые раскопы. Можно ли уберечь братскую могилу от «копателей», в интервью «АиФ-Крым» рассказал председатель Региональной национально-культурной автономии евреев РК Анатолий Гендин.

Массовые расстрелы евреев в Крыму
Массовые расстрелы евреев в Крыму © / Евгений Халдей / Госархив РФ

Это случилось снова: мародёры не оставили в покое симферопольский ров, самую большую в стране братскую могилу жертв фашизма. «Копатели» грабили захоронения еще в 1980-х, но тогда это не афишировали. Недавно там нашли новые раскопы. О том, отыщут ли самих мародёров, можно ли уберечь братскую могилу от новых посягательств копателей, «АиФ-Крым» поговорили с председателем общественной организации «Региональная национально-культурная автономия евреев РК» Анатолием Гендиным.

Костяные шахты

Наталья Дремова, «АиФ-Крым»: Новых раскопов, кажется, насчитали больше десятка - сколько времени, по-вашему, могли копаться в братской могиле мародёры?

Анатолий Гендин: За неделю и даже за месяц такое количество шурфов и шахт не сделаешь. Тридцать лет назад для того, чтобы уберечь ров от мародёров, был сделан бетонный саркофаг. Вот сколько времени нужно только на то, чтобы пробить 35-сантиметровый слой бетона?

— Наверное, вы уже неплохо осведомлены о том, как работают гробокопатели?

Справка
Противотанковый ров на 10-м километре дороги Симферополь-Феодосия - место массовых расстрелов, которые прошли 11 и 13 декабря 1941 года. По разным данным, в братской могиле покоятся от 13 до 16 тысяч убитых немецкими оккупантами евреев, крымчаков, цыган, а также военнопленных.

— Мародёры неплохо обеспечены технически, есть приборы, позволяющие сканировать землю на большую глубину. Если есть сигнал о наличии металла — а мы знаем, какой именно их интересует, бьют шурф, опускают туда щуп. Если место их устраивает, снимают грунт, пробивают шахту вглубь. Утром грабители перекрывают свои шахты балками и досками, засыпают землёй. В 2012-м, когда впервые в новейшей истории Крыма были обнаружены такие раскопы, мародёры «работали» очень осторожно: отработанный грунт относили метров за 200-300, там его рассыпали, шахты, укреплённые балками, маскировали досками и дёрном. Пройдёшь мимо — не заметишь! Мы-то сами обнаружили первую из шахт случайно: прямо на неё встал один из присутствующих, Борис Берлин — он мужчина, скажем так, весомых достоинств, балки и доски под ним прогнулись. Тогда сразу вызвали правоохранителей — было опасение, что шахты могли быть заминированы, мародёры могли так защититься от конкурентов.

— Когда обнаружили свежие раскопы, вас сразу услышали правоохранители?

— Времена новые, но много людей старой закалки. После того, как было написано заявление участковому, он… не нашёл никаких раскопов. Я вот не специалист по розыскным мероприятиям, а инженер-строитель по специальности. Но когда мы с членами общины подъехали к дальней части рва по просёлочной дороге, увидели колею автомобиля, вела она по траве ко рву. Пошли по колее — а через 50 метров нашли первый раскоп. Вот и все поиски. Недавно у меня была личная беседа с заместителем министра МВД по Крыму, я понял, что вот он добьётся результата, и когда мародёров найдут, то они получат всё, что предусматривает Уголовный кодекс.

Останки жертв расстрела.
Останки жертв расстрела. Фото: Из личного архива/ Анатолий Гендин

— Что можно противопоставить мародёрам?

— Мне кажется, самый простой вариант — столб с видеокамерой, динамиком, датчиками движения и светильником, которые днём заряжаются от солнца. Сигнал передаётся на пост полиции. В любое время суток появились подозрительные люди — полицейский по динамику предупредил, что те находятся в охранной зоне памятника истории (братская могила имеет такой статус). Если предупреждению не вняли, на место может выехать наряд, выяснить, что собирались делать эти люди.

— А в ближайшие дни и недели что можно предпринять?

— Пока в полиции предложили вариант с дежурством там казаков и представителей народного ополчения Крыма.

Сор из избы

— Как вы думаете, почему в начале 1980-х, когда власти узнали о том, что на братской могиле орудуют мародёры, на это не обращали внимания?

— Не хотели выносить сор из избы. Если бы дело получило широкую огласку, кто-то лишился бы своих тёплых мест — так, кстати, в итоге и произошло после того, как поэт Андрей Вознесенский (он написал потом поэму о симферопольском рве), передал материалы о грабежах на самый верх.

И ещё: у нас старались не афишировать, что рвы в основном заполнены людьми, которых убивали только потому, что они были «не той» национальности. В симферопольском рве лежат, в основном, евреи, крымчаки, цыгане. Но, кроме них, люди самых разных национальностей. Известно, что здесь же расстреляны военнопленные, моряки. Министерство обороны РФ не так давно сделало новую карточку учёта на эту братскую могилу, возможно, смогут помочь с восстановлением порядка на этом месте.

— Вам приходилось слышать о подобном мародёрстве за пределами Крыма?

— Да, о похожих случаях мне сообщали коллеги из разных областей Украины. Хотя такой огромной братской могилы там нет, потому, наверное, «копатели» на прежние места «работы» не возвращаются.

Останки жертв расстрела.
Останки жертв расстрела. Фото: Из личного архива/ Анатолий Гендин

— Что же должно быть внутри у тех, кто раскапывает могилы убитых фашистами людей?

— Мне кажется, ничего человеческого у них в душе не осталось. Это существа, одержимые жаждой наживы, в глазах — алчность, а совести и ума нет. Понимаете, у человека всегда есть что-то святое, через что переступать нельзя. А у них — уже нет. Как, наверное, у тех, кто в 1941-м расстреливал стариков, женщин, детей.

— Как вы думаете, волнует ли нынешняя ситуация с братской могилой на 10-м километре крымчан?

— Люди разные. Но мне кажется, что больше тех, которых это задело за живое, им важно, чтобы мародёров нашли и наказали. Помню, в 2014-м, после воссоединения Крыма с Россией, здесь, у входа в синагогу, кто-то нарисовал свастику, написал антисемитский призыв. И вот стою я у этой надписи, а мимо идут люди — и предлагают: если помощь нужна, мы придём! Я их не знаю. Но вижу, что они переживают.

Останки жертв расстрела.
Останки жертв расстрела. Фото: Из личного архива/ Анатолий Гендин

Кстати, камера видеонаблюдения всё записала, видео потом пригодилось. Задержали этого молодого человека через год, он был причастен к попыткам поджога мечетей, выяснилось, что именно эти провокации ему оплачивали. А когда его спросили, зачем же он полез к синагоге, ответил, что просто не любит евреев.

— Как Вы считаете, откуда берётся ненависть на национальной почве?

— Наверное, от отторжения того, что тебе непривычно, незнакомо, от непонимания, что все люди разные и имеют право жить по традициям своих отцов и прадедов. Может, проще вину за какие-то свои неурядицы возложить на других.

— И в советское время окончательно это не смогли переломить, на бытовом уровне такая неприязнь была?

— Да, все люди были братья, но у кого-то — далеко не у всех, но всё же в сознании оставалась неприязнь. Было же, что соседи улыбались, звали на дни рождения, а когда пришли немцы, показывали им, где живут евреи. И искренне считали, что исполняют свой долг. Возвращались с войны фронтовики — и видели в комнатах этих соседей вещи родных, мебель… Каково потом жить бок о бок? Но были и такие, кто, рискуя своими жизнями и жизнями своих родных, спасали евреев, прятали. После войны они получали звание «Праведники мира». Иногда кажется, что на таких людях мир и держится.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько времени может находиться машина на штрафстоянке в Севастополе?
  2. Как обстоят дела с ремонтом моста вблизи ж/д вокзала Симферополя?
  3. Как выглядит новая купюра в 200 рублей?
  4. Когда в Крыму ожидать похолодание?