«Работа не из легких». Как танцор из Крыма поехал волонтером в Арктику

О тонкостях работы волонтером на острове Белом и о том, как поездка в Арктику изменила жителя Севастополя Дмитрия Сильченко, — в материале «АиФ-Крым».

Дмитрий Сильченко / Из личного архива

«Ты кто?» — «Танцор». «А чего тут делаешь?» — «Мусор убираю». Теперь представьте, что такой короткий диалог звучит среди тундровых пейзажей, на небольшом острове, «патрулируемом» песцами и белыми медведями. На остров Белый — российские владения на архипелаге Шпицберген - парня из Севастополя привело самое обычное, как он сам считает, желание: сделать мир лучше. И чище.

Справка
Остров Белый — самая северная точка Ямало-Ненецкого автономного округа, располагается в Карском море. Там находится метеостанция, на которой постоянно живут три человека. Первая экспедиция волонтёров высадилась на Белый в 2012 году. На острове работали 148 человек из России, Китая, Чили, Германии и Израиля.
Арктический остров Белый вошёл в историю как место, рядом с которым в 1944 году немецкая подлодка потопила один из арктических конвоев, везущих груз для Советского Союза. Но большую известность ему принесла сомнительная слава самого замусоренного острова — здесь почти столетие накапливалась ненужная техника и тара от топлива, брошенные кораблями, идущими по северному пути. Севастополец Дмитрий Сильченко, по профессии хореограф, попал в программу «большой уборки» Арктики. На острове Белом он побывал дважды: в позапрошлом и в прошлом годах. В этом году Дмитрий тоже планирует поехать туда волонтером.

Обойдёмся без женщин

Виктория Марченко, Борис Шилов, «АиФ-Крым»: Расскажите, каково было жить и работать на острове Белом?

Дмитрий Сильченко: Почти как в пионерские времена: искали металлолом, вытаскивали его из-под земли. На Белом стояли советские военные части — и пограничные, и даже, говорят, ракетные. На севере топливо — залог выживания. Сюда завозили его в изобилии, и для машин, и для обогрева. И вот, осталось много металлолома — в основном, бочки. Работать можно только когда тепло. Знаете, какая самая высокая летняя температура на Белом? Шесть градусов тепла! При этом технику задействовать на работах нельзя из-за особенностей грунта: земля там с прослойками льда, вечная мерзлота скрепляет его.

Досье
Дмитрий Сильченко родился в 1982 году в Красном Луче (Луганская область, Украина). В пятилетнем возрасте вместе с семьёй переехал в Керчь. Заслуженный артист Республики Крым, хореограф, один из организаторов Севастопольского Офицерского бала. Работал в Севастопольском театре танца им. Вадима Елизарова. Два раза побывал на острове Белый, в качестве волонтера с экологической миссией, в рамках программы «Зеленая Арктика».
Да, работа не из лёгких, но была почти детская радость, счастье ребёнка, которому дали возможность вволю повозиться в грязи. Самым тяжёлым металлоломом были трубы с газовых месторождений — мы, 22 человека, их еле тянули.

— А что за люди волонтеры, которые работали вместе с вами?

— Сумасшедшие! И, наверное, романтики. А кто ещё согласится бесплатно поработать на арктическом острове, где бытовые условия, скажем так, спартанские? Ребята собираются отовсюду, в прошлом году там даже из Бразилии был парень. Приехал за свой счёт, потратил все деньги.

— А вы попали, получается, «по блату»?

— Друг у меня имеет отношение к организации этих экспедиция. Сказал: поедем на север, на остров Белый, на святую землю, на край Земли! Но там надо тягать металлолом. Я — запросто, с детства неприхотливый, люблю руками работать, возиться в грязи. Таким родители воспитали: с утра на дачу — помогать, копать, сажать, а вечером — на танцы.

Фото: Из личного архива/ Дмитрий Сильченко

— А почему женщин на этот остров не пускают?

— Там, во-первых, обстановочка, скажем так, прохладная. Опять же, техника безопасности, это же государственная программа, ответственность... И нет там женской работы, за всё мужчины отвечают. Было, конечно, исключение: дама-судмедэксперт. С учеными приезжали коллеги женского пола. Мы пересекались с учеными, они нам рассказывали о своих открытиях. Очень интересно! Один, например, изучает вспучивание — какие-то горочки возникают, потом они проваливаются в течение пятисот лет, и вот он брал пробы земли, рассказывал нам теорию. Медведей учёные считают, изучают их поведение, миграцию, вешают на них датчики, наблюдают за косолапыми круглый год.

— Медведей, говорят, на Белом много…

— Хватает, у меня даже снимок есть с белым мишкой на заднем плане. Да, удачно в кадр попал. Когда меня фотографировали, передо мной в этот момент стояла небольшая толпа: один с дубинкой, другой — с ружьём. Белые медведи — звери очень интересные. Всё едят, очень хитрые, умные, но трусливые. Самое главное при встрече с ним — не дать ему понять, что ты — потенциальная добыча: держаться уверенно, шуметь, но не убегать. Когда вместе 2-3 человека и начинают очень сильно шуметь — а у мишек зрение плохое, зверь воспринимает их как одно большое страшное существо, и спасется бегством. Кстати, медведь белый не рычит, он издает такие сипящие звуки. У нас случай был забавный: толпой идём, не увидели медведицу с медвежатами. Они нас учуяли, и давай скакать, а мы их из-за горки даже не видели, могли случайно напороться. Наблюдали только, как медведи удирают. Наверняка, они подумали: «Боже, опять эти русские пришли!».

— Каких животных ещё видели?

— Олени красиво приветствовали нас лёгким аллюром по линии горизонта. Любопытные нерпы, как водолазы, из воды появляются. Огромные белые совы, как памятные постаменты на брёвнах, среди поля... Много леммингов, а ещё там, на острове, самая большая популяция птиц собирается. И — два верных пса.

«Привёз другого себя»

— Как проходил обычный день на острове Белый?

— Никаких опозданий: что бы ты не делал, подошло время — всё бросаешь, переходишь к следующему в расписании пункту. Вот в это время, обедать — значит, все дружно садятся за стол, или собрание — всем нужно быть обязательно. В 8 утра подъём, через полчаса — завтрак, в 9 — выход на работу. Одевались потеплее, сапоги обязательно резиновые — везде вода под ногами. Есть такие участки: сверху трава, слой земли в пятьдесят сантиметров, а дальше  то, что раньше называли «вечная мерзлота», под ней лёд. До места работы примерно километр-два, смотря на каком участке работали. Пособирали бочки в кучи огромные, чтобы зимой мог приехать трактор, их все вместе забрать, в час дня — обед, потом снова на работу, до шести.

Фото: Из личного архива/ Дмитрий Сильченко

— А кормили вкусно?

— У нас был замечательный повар, никогда не повторялся. Была простая, сытная еда. Там ещё такая задумка была: чтобы вертолёт не перегружать, взятые с собой запасы еды обратно не брали. Получалось, что мы подъедали вкусняшки наших предшественников, а наши запасы остались тем, кто приедет после нас.

Жили мы в военном бараке, который остался от воинских частей: три комнаты, в которых помещается 21 человек. Две печки на дровах, очень тепло... Баня... Хотите - каждые два дня! Каждые три дня — это обязательно, а в другие дни, если хотите, сами нарубите дров, и топите. Чтобы на медведей лишний раз не напарываться, присоседили туалет к этому бараку.

— Есть ли на острове Белый свои поверья?

— А как же, имеются, как и у всех народов. Но я предпочитаю современные. Например, сотрудник МЧС на острове научил меня: если кирпичи двигаются, значит скорость ветра от 30 метров в секунду! Вот это - примета верная. 

Фото: Из личного архива/ Дмитрий Сильченко

— В Интернете можно найти видео, на котором волонтёры купаются в реке. Погода позволяла?

— Мы там не купались, мы праздновали День ВДВ. Было холодно очень. В реку забежали — и обратно с криками.

— Такие поездки меняют людей?

— Вот уже пара человек мне сказали, что после поездки я «не такой». Почему-то чаще спрашивали, что же было плохо, каково жить в бараке, который свистит «сквозняками», где печка забитая... Но и в этом есть своя романтика.

Понимаете, туда всё же не романтики не попадают. Там люди, которые увольняются с работы, чтобы поехать в подобную экспедицию. И собираются там настоящие, честные, открытые ребята, у которых есть ответственность перед другими.

Фото: Из личного архива/ Дмитрий Сильченко

— Как вечера проводили?

— У нас был чемпионат Арктики по дартсу, традиционный чемпионат арктический, съезжаются со всего мира. Из Крыма спортсмены специально приезжали, взнос — несколько тонн металла, которые надо извлечь из земли.

Как-то собрались после работы стали по очереди давай сочинять песню: один играет мелодию — и каждый подбрасывает строчку-две. Песня получилась замечательная.

— Хотите туда вернуться?

— Да, я поеду… На этом острове уже все зачистили, осталось возить металлолом кораблями, по контракту уже дядьки другие работают. А ещё есть острова, где нужно убирать, много их, я карту начал смотреть, вообще интересовался. Президент провозгласил программу освоения Арктики, а мы — программа очистки Арктики. 

— На память из Арктики что-то привезли?

— Получается, что я привёз себя, но другого.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. ДедушкаШура
    |
    23:15
    24.04.2017
    0
    +
    -
    Я был на Белом острове в июле или августе 1983-го года и он был вполне себе чистеньким. Тогда там всё ещё только "начиналось" -поставили первую буровую геологи из Архангельска, кажется. Ну а засрать тундру - дело не хитрое... Да, собственно, и не только её - засрали мы уже 1/6 всей земли и то ли ещё будет...
  2. ДедушкаШура
    |
    23:20
    24.04.2017
    0
    +
    -
    И ещё - я что-то не понял, тут пишут, что ... На остров Белый — российские владения на архипелаге Шпицберген - парня из Севастополя привело самое обычное, как он сам считает, желание... и т.д. Я вот я не пойму: где о.Белый и где Шпицберген? Или я в географии полный профан?
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какие мероприятия ждут симферопольцев на День города?
  2. Правда ли, что пляж «Голубая бухта» этим летом работать не будет?
  3. Что в Крыму дорожает, а что – дешевеет?
  4. Насколько конкурентоспособны крымские курорты по сравнению с турецкими?