aif.ru counter
Наталья Дремова 0 7007

«По любви и доверию». Как крымчан готовили к передаче Украине в 1954 году

19 февраля 1954 года на заседании Президиума Верховного Совета СССР был рассмотрен и утверждён указ о передаче Крымской области в состав Украинской СССР.

После 1954 года лозунги для демонстраций писали на двух языках.
После 1954 года лозунги для демонстраций писали на двух языках. © / Александр Белов / Из личного архива

Стихотворение «Песня о дружбе», которое в начале 1950-х году написал украинский поэт Платон Воронько (между прочим, лауреат Сталинской премии), вряд ли кто-то рискнул бы написать в современной Украине. Ведь там есть чудовищные - с точки зрения нынешних украинских политиков и особо «свидомых» граждан - строчки о том, что «Киев с Москвой спаян дружбой великой» и что выросшие дети станут верно служить той же Москве…

Впрочем, в то время отметился не только Платон Воронько: целая армия литераторов трудилась, не покладая перьев. Писали о великой дружбе, общей истории, нерушимом союзе. Близилась громкая дата — трёхсотлетие Переяславской Рады, воссоединения Украины с Россией. И накануне великого праздника братской республике решено было сделать необычный подарок. 

Здоровеньки булы!

19 февраля 1954 года на заседании Президиума Верховного Совета СССР был рассмотрен и утверждён указ о передаче Крымской области в состав Украинской СССР. Как заявил на том самом пленуме Демьян Коротченко, «первое лицо» братской республики, «предложение является дружественным актом, свидетельствующим о безграничном доверии и любви русского народа к украинскому народу».

А что же, спрашивается, народ? Как всегда, безмолвствовал? Для начала, решения партии и правительства в то время не обсуждались и не осуждались. Кроме того, стоит вспомнить, что к 1945-му население Крыма составляло всего 610 тысяч человек, оно уменьшилось почти в два раза по сравнению с тем, каким было перед войной.

Как раз к 1954 году в Крыму уже насчитывалось около 900 тысяч жителей. Почти треть составляли «понаехавшие», а пять лет спустя они стали едва ли не половиной населения. Это как раз и были те рабочие руки, которые поднимали и восстанавливали полуостров. Так что некогда и, пожалуй, некому было возмущаться тому, что Крым передали в другую республику. Да и для обычного человека этот был не таким процесс заметным — далеко наверху менялись системы управления, в иные русла входили денежные потоки. А Крым всё равно оставался частью огромной страны.

Указ о передаче Крыма Украине
Указ о передаче Крыма Украине Фото: Музей истории Симферополя

Однако крымчан к этой новости готовили. Достаточно полистать крымскую прессу конца 1953 и начала 1954 годов. Почти в каждом номере — заметки об украинских городах, о том, как похорошела и разбогатела братская республика, сообщения о приезжающих в Крым гостях — хлеборобах, животноводах, металлургах, делегациях из колхозов — из Украины. Множество статей о городах Украины, пространные материалы, посвящённых трёхсотлетию Переяславской Рады…

Кстати, как раз в начале 1954-го пишут не только о гостях, но и о том, что из Запорожской и Сталинской (Донецкой) областей только за декабрь минувшего года прибыли на работу в Крым 50 инженеров-механиков и 70 техников-механиков.

Материалы на тему дружбы должны были «зацепить» даже тех, кто газеты просматривал, пропуская официоз. Вот, например, 28 февраля «Крымская правда» напечатала рассказ Африкана Шебалова — выпускника совпартшколы, журналиста, а позже — ещё писателя. Сюжет незамысловатый: идёт лекция в одном из санаториев Ялты, там автор вдруг встречает старого знакомого, которого и не признал поначалу. «Добродушное его лицо было совершенно круглое и загорелое. Верхнюю губу скрывали мочального цвета усы, а на голове притулился растрепанный, седеющий хохолок. Пуговки быстрых, не по возрасту живых глаз под пшеничными бровями выдавали в нём весельчака и непоседу». Раскройте томик Гоголя с «Вечерами на хуторе близ Диканьки» — и перед вами предстанет точь-в-точь такой же добряк-весельчак, рачительный и мудрый хозяин.

Газеты формировали тот самый фундамент, на который органично должно было лечь известие о передаче Крыма Украине. Рядовой житель полуострова — как из старожилов, так и недавно прибывший сюда, приходил к выводу о том, что «переезд» в другую республику — богатую, связанную с Крымом «пуповиной» перешейка, пойдёт всем только на пользу. А полуостров действительно очень тяжело восстанавливался после войны.

«Курортная газета» от 29 февраля 1954 г.: «Первым берёт слово врач т. Гуркович. «Сегодня утром радио принесло нам известие о передаче Крыма в состав Советской Украины… Теперь наш солнечный Крым будет цвести вместе с Украиной. Свои мысли выражает сестра-хозяйка т. Митлевич: «Ялта и в составе Украины будет всесоюзной здравницей…» Свои отчёты о прошедших собраниях медиков, рыбаков, тружеников полей, поместили все городские и районные газеты. Каждый крымчанин должен был ощутить, что все вокруг поддержали решение, и… тоже согласиться с ним.

В каждом городе и районе Крыма прошли митинги — а в Симферополе и небольшая демонстрация.
В каждом городе и районе Крыма прошли митинги — а в Симферополе и небольшая демонстрация. Фото: Симферополь вчера и сегодня

Гопак и улицы

В сельских клубах учатся танцевать гопак и петь украинские песни, учёные обсуждают «единение братских литератур», выходят сборники статей и монографии по истории Украины. Выставки, лекции, гастроли Харьковского театра —  весной культурная жизнь Крыма заметно меняется. Можно было бы скептически воспринять газетную заметку: «С большим интересом относятся читатели Крымской областной библиотеки к произведениям художественной литературы… Усилился спрос на книги украинских советских писателей… Книжные фонды пополняются книгами на украинском языке». Однако носители языка на полуострове были, в библиотеки везли и украинскую литературу на русском, и определённым спросом эти книги пользовались.

Трёхсотлетие Переяславской Рады отмечали 24 мая, хотя сам юбилей прошёл в январе. Весна позволяла провести митинги и демонстрации как можно торжественнее, организовать народные гуляния, концерты, спортивные состязания. В каждом городе и районе Крыма прошли митинги — а в Симферополе и небольшая демонстрация, колонна прошла по улице Пушкина.

Стало известно, какие подарки на полуострове приготовили Украине. Новое село под Балаклавой, рядом с центрально усадьбой совхоза «Коммунар», назвали «Хмельницким» — в честь памятного исторического события. Само собой, что новое имя присвоили по большой и горячей просьбе сельского схода. А симферопольцы узнали, что у них теперь есть кинотеатр имени Шевченко — бывший «Большевик». 

В Ялте решили увековечить память украинских писателей, бывавших в Крыму. Поэтому улица Северная стала называться в честь Леси Украинки, Симеизская библиотека стала «имени Коцюбинского», поскольку в посёлке в 1895-1897 годах жил украинский классик. «Улице Майской, на которой жил и умер в 1873 году видный украинский поэт Степан Руданский, присвоено имя Руданского», — сообщала «Крымская правда». В Симферополе в 1954-м Ноябрьский бульвар стал носить имя писателя Ивана Франко.

Стоит отметить, что большие стройки 50-60-х годов оставляли русско-украинский след, своего рода символ дружбы. В Симферополе по проектам архитектора Бориса Кондрацкого были построены гостиницы «Украина» — в 1958 году и, чуть позже, «Москва». Своя гостиница «Украина» была и в Севастополе — первое в послевоенном городе здание с электрическим лифтом. Самая длинная улица крымской столицы, в шесть с половиной километров, уже в 1964-м была названа Киевской. Но появились площадь Московская и одноимённая улица.

Тот самый языковой вопрос, который двадцать с лишним лет был самым больным для Крыма в составе «незалежной» Украины, в советское время решился почти незаметно. Как раз в 1954 году грянуло введение новой учебной программы и совместное обучение мальчиков и девочек. И введение в школах изучения украинского языка и литературы прошло если и с трудностями, то исключительно из-за нехватки учителей. В 1954-м из 2193 учителей начальных классов только 94 педагога знали украинский язык. Но уже в ноябре этого года в пяти начальных классах симферопольских школ начали учить новые предметы. В ближайшие годы «десанты» педагогов из Украины в Крым направляли регулярно. Хотя в советское время украинский язык и литература были предметами, от которых, по просьбе родителей, ученика могли освободить. Но правом этим пользовались немногие.

«В советское время не ощущалось никакого языкового давления, - говорит директор музея истории Симферополя Ирина Вдовиченко. - Помню, как сначала люди удивлялись вывескам на улицах: появились «перукарни», «крамницi». Но где-то вывески дублировались на русском, где-то и их и менять не стали. Газеты по-прежнему издавали на самом распространённом языке в Крыму — русском, книг на русском было достаточно. Уже во времена книжной моды конца 70-х и сопутствующего ей дефицита, в свободной продаже можно было увидеть детективы, исторические романы на украинском. Спрос на них был намного ниже, чем на издания на русском. Моя мама была директором школы, и вот она украинский язык изучила, разбираясь в инструкциях и методических указаниях, которые присылали только на украинском. Их приходилось переводить, никаких поблажек крымским педагогам не делали, невзирая на то, что языка они не знали».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Почему не приходят извещения на уплату транспортного налога?
  2. Есть ли какой-то эффект от возрождённой службы по борьбе с градом?
  3. Когда начнётся газификация Белогорского района в Крыму?
  4. Какие крымские дороги закрывают для проезда ТС зимой?